Лесные посёлки. В поисках новых смыслов

ecomov42 · 8 ноября 2022 г., 13:57

Помните, как Тося Кислицына из «Девчат» приехала в северный посёлок на заработки? В новенькой столовой она готовила вареники с картошкой лесорубам, а те били рекорды по заготовкам ёлки и сосны. В лесном посёлке кипела жизнь, и на заселение в каждый построенный дом была очередь из молодожёнов.

Если бы какой-то режиссёр задумал сделать продолжение этого фильма, то ему пришлось бы снимать не комедию, а драму. В ней немногочисленные местные жители покажут клуб посёлка с заколоченными окнами, руины столовой и закрытую школу. На вопрос «где Тося и Илья?», ответят, что те уехали в город – поближе к детям. Большая часть хозяев пустующих домов тоже переехала в город или в райцентр. И только летом можно встретить некоторых из них. А всё потому, что не стало работы. Ведь леспромхоз-передовик закрылся ещё в 1990-е.  

Очень похожие истории можно услышать в тысячах умирающих лесных посёлков. Во время перестройки градообразующие предприятия – леспромхозы и сплавные конторы закрывались массово, не получая поддержки государства. В лучшей ситуации оказались лишь некоторые из них, где лес был не так сильно вырублен. Заниматься лесозаготовками здесь продолжили частники. В другие зашли большие компании. Благодаря современной технике они могут и дальше вгрызаться всё глубже в лес. Только вот со своими харвестерами и работников они привезли своих.

Архангельская область в силу значительных запасов древесины и относительной близости к потребителям ориентирована на развитие лесопромышленного комплекса. В советский период регион даже называли «всесоюзной лесопилкой». Для обеспечения трудовыми ресурсами в это время появляются профильные населённые пункты, которые часто называют лесными посёлками. Но после реформ 1990-х годов некогда развивающиеся лесные посёлки пришли в упадок. Градообразующие предприятия лесной отрасли повсеместно закрывались, не приспособившись к реалиям рыночной экономики, и люди остались без работы. Сейчас лесные посёлки находятся на грани выживания. Показательно, что в 2020 году Архангельская область заняла 75 место в рейтинге российских регионов по качеству жизни. Это самый низкий результат среди всех регионов Северо-Западного федерального округа.

Может ли быть у сюжета про лесные посёлки счастливый финал? Возможен обнадёживающий. Если отправиться на съёмки в Архангельскую область. В регионе, называвшемся «всесоюзной лесопилкой», есть два посёлка – Поча и Усть-Поча, которым удалось вывернуть с наезженной колеи.

Вид на посёлок Усть-Поча, где была запань. Теперь о её работе напоминают лишь брёвна, торчащие из реки

Запань и лесопункт

Посёлок Поча – совсем молодой. Всего шестьдесят лет назад сюда переселили жителей деревень Плесецкого района. Волошевскому лесопункту нужны были рабочие. За несколько лет выросли многоквартирные дома на набережной Почи. Жители делали причёски в парикмахерской, одежду покупали не только в магазинах, но и шили в местном ателье, а в столовой устраивались выставки тортов.

Работники Волошевского лесопункта в Поче занимались вырубкой леса и его спуском в реку. А ловили брёвна, вязали в плоты-кошели и отправляли на деревообрабатывающие комбинаты в Архангельск работники сплавной конторы в соседней Усть-Поче. История этого посёлка в отличие от Почи насчитывает много веков, её расцвет пришёлся на советский период. Школа, садик или, как его называли здесь, детский комбинат, клуб и многое другое было построено сплавной конторой.

В 1990-х Ворошевский лесопункт и Усть-Поченская запань обанкротились, а люди остались без работы. Даже создание в 1991 году особо охраняемой природной территории федерального значения – Кенозерского национального парка – не сильно изменило ситуацию. Гости приезжали в национальный парк послушать былины, погулять в святых рощах, полюбоваться расписными небесами часовен. И если старинной Усть-Поче было, что показать, то Поча вписывалась в эту концепцию с трудом.

Поча. XX век

Уже сложно сказать, как жители Почи пришли к идее развития ностальгического туризма. Известно только, что на обучающий семинар «10 шагов к успешному проекту», организованный Кенозерским национальным парком и Правительством Архангельской области в 2016 году, почане приехали с желанием что-то изменить, а уехали со стратегией развития туризма в посёлке.

Пионерская комната. Фото Надежды Иниевой

На грант, полученный по итогам семинара, была создана пионерская комната, где библиотекарь Надежда Баева стала проводить интерактивные программы. Гости постарше радовались возможности вспомнить детство, молодёжь впервые видела, как принимали в пионеры. Кто-то спрашивал, зачем вспоминать былое. Ответ прост – важно сохранять и презентовать наследие всех эпох, не делая оценок и не замалчивая фактов. А выводы гости сделают сами.

Затем были разработаны интерактивные программы «Взвейтесь кострами» и «Общее собрание работников лесопункта», при поддержке Кенозерского национального парка созданы информационный центр «Поча. Жили, работали, любили» и экологическая тропа «Поча-Будылгина. Лес и судьбы», в местном клубе организованы показы фильмов на настоящем плёночном киноаппарате. Все эти туристические продукты на основе промышленного прошлого посёлка объединены названием «Поча. ХХ век». В организации участвуют около 20 местных жительниц и ребятишек – участников школы юного экскурсоводов. В гостевых домах жители посёлка также стали сохранять стилистику советского времени, не пытаясь из щитового дома вылепить городскую квартиру или деревенскую избу.

Информационный центр «Поча. Жили, работали, любили» рассказывает о жизни жителей лесного посёлка Поча в 1950-е-1990-е гг. XX века. Фото Анны Мартыновой

Экологическая тропа «Поча – Будылгина. Лес и судьбы» – это маршрут от Почи к необитаемой теперь деревне Будылгина, откуда люди в период «укрупнения деревень» переселялись, в том числе, и в Почу. 

Стенд на экологической тропе. Фото Надежды Иниевой

К 60-летию посёлка почане отремонтировали здание бывшего детского сада. И в этом деле им на помощь пришел Кенозерский национальный парк.  Здесь создан общественный центр – «Привал лесоруба». В нём разместились музеи «По волнам нашей памяти» и «Век упаковки», пионерская комната, экологический класс, проводятся интерактивные программы для туристов, концерты, праздники и юбилеи. 

Общественный центр. Фото Евгения Мазилова

Истории Усть-Поченской запани

Усть-Поча сделала первый шаг к ностальгическому туризму в 2013 году. Тогда в родной посёлок вернулась Любовь Сафонова и решила, что клуб Усть-Поченской запани, где в советское время проходили все значимые события посёлка, не должен стоять с заколоченными окнами. Усть-почане долгое время собирали деньги на клуб с миру по нитке. На семинаре «10 шагов к успешному проекту» идея стала проектом с проработанной сметой, чертежами, календарным планом. После этого при помощи Кенозерского национального парка за несколько месяцев удалось собрать деньги на ремонт за счёт краудфандинга, грантов и пожертвований коммерческих предприятий.  

Фото Надежды Иниевой во время экскурсии для гостей Парка

Здание клуба Усть-Поченской запани – яркий пример архитектуры в стиле «советский модерн», сегодня этот тип объектов относится к исчезающему пласту советской архитектуры. Неслучайно один из грантов на его реконструкцию был предоставлен Фондом «Внимание» Ильи Варламова. Сейчас в огромном здании клуба закончены все работы, в него переехала библиотека и клубный работник, проходят литературные и творческие вечера, показы кинофильмов, спектакли и концерты.

О работе самой запани в Усть-Поче долгое время напоминали только торчащие из реки массивные брёвна. Гости посёлка, фотографируясь на живописном перешейке между рекой и озером, часто задавали вопрос об их назначении. Местные объясняют, что эти конструкции называются тумбами, и это только один из элементов инфраструктуры бывшей усть-поченской запани: «Только представьте себе огромное количество брёвен в реке! Их сплавляли из Почи и Нижнего Устья к нам, а мы, работники сплавной конторы, делали плоты. Для этого строили боны, оплотники, тумбы, ширмы».

Представить столь сложную конструкцию непросто, а фотографий практически не было. Конечно, в Усть-Почу приезжали фотокорреспонденты из районных газет. Но они фотографировали передовиков производства. Никто не додумался сделать фото набивки кошелей. Казалось запань будет всегда…

Фото Евгения Мазилова

Частью информационного центра «Истории Усть-Поченской запани» стали информационные стенды, где подробно рассказано о сплаве и истории специфике работы сплавной конторы. В этом году при поддержке Фонда президентских грантов и Фонда Тимченко был создан информационный центр «Истории Усть-Поченской запани». Он включает информационные стенды на берегу и большой макет, реконструирующий облик посёлка в 1980-х годах, реки и самой запани – заграждения для сплавляемого по реке леса. 

На экскурсии по Усть-Поче местные жители теперь не только рассказывают, но и показывают, как именно работала Усть-Поченская запань, как из бревён делали плоты и отправляли на деревообрабатывающие предприятия. 

Фото сделано Евгением Мазиловым во время открытия информационного центра «Истории Усть-Поченской запани»

Теперь два посёлка, где были лесопункт и сплавная контора, связаны не молевым сплавом, а тематическим туристическим маршрутом. Как говорят сами жители: «Попасть в Почу и Усть-Почу – значит получить редкую возможность из первых уст узнать о жизни и невероятно тяжёлом труде «добытчиков зелёного золота». Услышать о том, как совершали трудовые подвиги для процветания своей страны, как в трудное послевоенное время приходила сюда, в глухую тайгу, механизация и цивилизация, как верили, что вокруг «миллионные запасы леса».